Часть четвертая 16 страница

Часть четвертая 16 страница

Взбешенный Корин остановил коня, и компаньоны сомкнули ряды вокруг него.

– Обыскать дом! Привести сюда того, кто осмелился напасть на королевского сына!

Капитан гвардейцев Мелнот вышиб дверь и с десятком своих людей ворвался внутрь. Остальные окружили компаньонов, обнажив мечи. Через минуту из дома донеслись крики и грохот бьющейся посуды.

Корин помог Танилу снова сесть в седло.

– Да я в порядке, – повторял Танил, потирая локоть.

– Повезло, что руку не сломал, – сказал Ки. – И кому только взбрело в голову метать в нас капустой?

Гвардейцы выволокли из дома троих человек: старых мужчину и женщину и молодого парня в бело-голубом облачении жреца храма Иллиора.

– Кто из Часть четвертая 16 страница вас напал на меня? – резко спросил Корин.

– Это я бросил кочан, – так же резко ответил жрец, с вызовом глядя на Корина.

Принц был явно ошеломлен наглым поведением жреца. На мгновение на его лице появилось выражение обиженного ребенка, на которого накричал рассерженный вельможа.

– Но почему?

Жрец плюнул на землю.

– Спроси своего отца!

– При чем тут он?

Вместо ответа молодой жрец снова плюнул и начал пронзительно выкрикивать:

– Мерзавцы! Убийцы! Вы убиваете нашу землю…

Капитан Мелнот ударил жреца по голове рукояткой меча, и тот без чувств рухнул на землю.

– Это ваш родственник? – спросил Корин у перепуганных стариков.

Беззубый старик лишь Часть четвертая 16 страница всхлипывал, не в силах произнести ни слова. Жена обняла его и умоляюще посмотрела на Корина.

– Он наш племянник, мой принц, он только что приехал издалека, чтобы служить в храме на Собачьей улице. Я и не думала, что он такого натворит! Прости его, умоляю, он так молод…

– Простить? – Корин коротко, зло рассмеялся. – Нет, матушка, я такого не прощаю. Капитан, доставить его к Гончим, и пусть его допросят со всей строгостью!

Старуха еще долго тащилась вслед за всадниками, громко причитая и плача.

Вечером мальчики ужинали с королем в укромном внутреннем дворике. За столом прислуживали оруженосцы, им помогали молодые приближенные короля. Среди них Часть четвертая 16 страница был и Мориэль. Тобин развлекался, наблюдая, как Тод старается держаться подальше от Корина.

Нирин, Хилус и небольшая группа других вельмож ужинали с ними. Все, разумеется, слышали о дневном происшествии, но пожелали снова выслушать историю из уст самого Корина.

Когда принц закончил рассказ, Эриус откинулся на спинку кресла и кивнул.

– Что ж, Корин, наверное, тебе пора понять, что правление великим королевством – это не только розы, но и шипы. Нас окружают предатели.

– Но он назвал меня мерзавцем, отец! – воскликнул Корин. Похоже, это оскорбление весь день не давало ему покоя.

– А чего еще можно ожидать от иллиорца? – насмешливо произнес Нирин. – Удивляюсь тебе, король Часть четвертая 16 страница, почему ты оставил их храмы в столице? Жрецы – худшие из всех предателей, они развращают и оглупляют народ своими бабьими сказками.

– Но почему он сказал, что я должен спросить обо всем тебя? – настаивал Корин.

– Ты позволишь, мой король? – спросил лорд Хилус, выглядевший весьма мрачно. – Слова этого человека, скорее всего, относились к объявленной сегодня казни.



– Казни? – Корин выжидающе посмотрел на отца.

– Да, поэтому я и пригласил вас сегодня, – ответил король. – Я задумал нечто особенное, мальчики. Завтра вечером состоится сожжение!

Тобин похолодел, несмотря на то что дневная жара еще не отступила.

– Сожжение волшебников? – восхищенно воскликнул Корин. – Мы давно хотели это Часть четвертая 16 страница увидеть!

Лисичка перегнулся через плечо Тобина, чтобы наполнить его кубок.

– Кто хотел, а кто и не очень, – пробормотал он без особого восторга.

– Твой отец понимает, что ты уже не ребенок, мой принц, – сказал Нирин с подобострастной улыбкой. – Пора тебе и твоим компаньонам увидеть всю силу скаланского правосудия. И благодаря тому, что днем ты не растерялся и действовал быстро и решительно, на виселице сегодня будет одной веревкой больше.

– И вам не придется ходить далеко, чтобы все увидеть, – сказал король, наслаждаясь вином и орехами. – Восточную рыночную площадь как раз сейчас расчищают.

– Значит, ты хочешь поступить именно так, мой король? – негромко спросил лорд Часть четвертая 16 страница Хилус. – Ты не изменишь решения?

Наступила тишина.

Эриус медленно повернулся к канцлеру, и Тобин увидел уже знакомую ему перемену в приятном лице дяди. Такой же взгляд был у короля, когда Тобин имел неосторожность попросить Сирну для отца своего друга. Но на этот раз Нирин вмешиваться не стал.

– Мне казалось, сегодня утром я достаточно ясно высказался по этому вопросу. Кто-нибудь хочет добавить? – Голос короля звучал низко, угрожающе.

Хилус медленно обвел взглядом сидевших за столом, но все прятали глаза.

– Я просто хотел напомнить, что подобные события всегда происходили за городскими стенами. А после того, что случилось сегодня днем Часть четвертая 16 страница, твое величество мог бы…

Эриус вскочил и замахнулся кубком, явно готовый швырнуть его в старого канцлера. Лицо короля налилось кровью, на лбу выступил пот. Руан, стоявший за креслом лорд-канцлера, в ужасе сжимал пустую чашу для милостыни. Хилус опустил голову и прижал руку к сердцу, но даже не моргнул.

На одно ужасное мгновение всем показалось, что время остановилось. Потом Нирин встал и что-то тихо шепнул на ухо королю.

Эриус медленно опустил кубок и сел в кресло. Обведя всех взглядом, он грозно спросил:

– Кто-нибудь еще возражает против казни предателей?

Все молчали.

– Прекрасно, – хрипло произнес Эриус. – Значит, казнь пройдет Часть четвертая 16 страница так, как я приказал. И там, где я приказал. А теперь прошу меня извинить. Мне необходимо закончить кое-какие дела.

Корин встал, чтобы последовать за отцом, но Нирин покачал головой и сам пошел за королем. Следом за ними потащился Мориэль. В немом бешенстве Корин проводил их взглядом; его щеки пылали.

Нарушил молчание канцлер Хилус.

– Ах, мой принц, сейчас у нас трудные времена. Мне не следовало задавать вопрос твоему доброму отцу. Умоляю, передай ему мои извинения.

– Разумеется, мой лорд, – ответил потрясенный Корин.

Все поднялись из-за стола, собираясь уходить, но Тобин еще мгновение-другое сидел, сердце его оглушительно колотилось в груди. Похоже, он Часть четвертая 16 страница стал чересчур самодовольным, наслаждаясь благоволением своего дяди. Но вот сейчас, сегодня он на мгновение увидел истинное лицо этого человека, которого так боялась его мать, человека, который мог вот так хладнокровно отдать приказ убивать детей.

Глава 24

– Предатели они или нет, мне это не нравится, – бормотал Ки, когда они следующим вечером закончили одеваться. – Дурное это дело, убивать жрецов. Мой отец всегда говорил, что как раз из-за этого и начались все болезни и голод, с тех пор как король… – Ки прикусил язык и бросил на Тобина быстрый взгляд, испугавшись, что оскорбил его; король, в конце концов, был его дядей. И ему Часть четвертая 16 страница следовало всегда об этом помнить.

Но Тобин с отсутствующим видом смотрел в сторону; этот взгляд появился у него после болезни. Ки не был уверен, что друг вообще его слышал.

Тобин набросил на плечи накидку и вздохнул.

– Не знаю, что и думать, Ки. Мы поклялись сражаться со всеми предателями Скалы, и я готов исполнить клятву! Но ты видел, как король посмотрел на Хилуса? – Он покачал головой. – Я вырос рядом с безумной матерью и знаю, как выглядит безумие. И я клянусь, именно его я увидел в глазах короля, когда он кричал на бедного старика. И никто не сказал ни слова Часть четвертая 16 страница! Они все вели себя так, будто ничего не случилось. Даже Корин.

– Если он безумен, кто осмелится сказать хоть слово? Он все еще король, – напомнил Ки. – А что ты думаешь о Нирине? По-моему, его просто распирало от удовольствия.

В дверь негромко постучали, в комнату проскользнули Никидес и Руан. Ки встревожился, заметив слезы на глазах Никидеса.

– Что случилось? – спросил Тобин, провожая Никидеса к креслу.

От волнения юноша не мог вымолвить ни слова.

– А вы разве не слышали? – спросил Руан.

– Нет, – ответил за обоих Ки. – А в чем дело?

Никидес наконец обрел голос.

– Дедушку арестовали, за государственную измену! За то Часть четвертая 16 страница, что он задал королю вопрос! – Никидес задыхался, дрожа от гнева. – Ведь дедушка только спросил! Вы сами слышали. И король знает не хуже любого другого, что казни никогда не проводились внутри городских стен, только… Ну, вы знаете.

– Только во времена правления королевы Агналейн, – закончил за него Руан. – Уж ты меня извини, принц Тобин, но твоя бабушка была мрачной особой.

– Тебе незачем извиняться. Она была безумной, как и моя мать.

– Не говори так, Тоб! – взмолился Ки. Похоже, в последние дни Тобин слишком много думал о матери. – Твоя мать никогда не была похожа на безумную Агналейн!

«Или на короля», – мысленно добавил Часть четвертая 16 страница он.

– Этого не может быть, – сказал Тобин Никидесу. – Канцлер Хилус – мудрейший и самый преданный человек в Скале, и все это знают. Это всего лишь слухи.

– А вдруг это правда? – Никидес пытался справиться со слезами. – Что, если его казнят вместе с другими сегодня вечером? И… – Он умоляюще посмотрел на Тобина. – Разве я смогу просто сидеть там и смотреть?

– Идем, – сказал Тобин. – Корин должен знать, я уверен.

На их стук вышел Танил.

– Что, уже пора идти?

Он был в лучших своих доспехах, но башмаки еще не успел зашнуровать.

– Нет, нам нужно поговорить с Корином, – ответил Тобин.

Корин стоял перед высоким зеркалом в кирасе Часть четвертая 16 страница, застегнутой наполовину. Амулет, сделанный Тобином специально для него – конь Сакора, – покачивался, скользя по золоченой коже доспехов, пока Танил воевал с упрямыми пряжками. Два лакея тем временем расправляли церемониальный плащ и полировали украшенный золотыми пластинками шлем принца.

Ки почувствовал укол стыда, видя пышные приготовления. Тобин до сих пор одевался сам, позволяя Ки завязывать лишь те ремешки, до которых не мог дотянуться. И хотя Ки всегда восхищался простотой Тобина, иногда ему хотелось, чтобы принц вел себя чуть более по-королевски.

Тобин рассказал об опасениях Никидеса, но Корин лишь пожал плечами.

– Я ничего об этом не слышал, Ник. Ты же знаешь, как Часть четвертая 16 страница отец может иногда взорваться, особенно если сильно устанет. Это все проклятая жара! – Он снова повернулся к зеркалу, наблюдая, как Танил укладывает на его плечах складки темно-бордового с золотом плаща. – Но и Хилусу следовало подумать, прежде чем задавать отцу такой вопрос!

Ки знал, что любой сын всегда будет защищать отца; он и сам частенько это делал. Однако в голосе Корина прозвучала некая высокомерная нотка, которую он в последнее время слышал все чаще и которая заронила сомнение в его сердце. А полный ужаса взгляд Никидеса говорил о том же.

– А я думал, давать королю советы и есть обязанность Часть четвертая 16 страница лорд-канцлера, – тихо произнес Тобин.

Корин обернулся и взъерошил волосы кузена.

– Но советчик всегда должен выказывать подобающее уважение, братец.

Тобин хотел что-то добавить, но Ки, поймав его взгляд, чуть заметно покачал головой. Робкий взгляд Никидеса сказал ему, что он поступил правильно, а также и то, что с возвращением короля жизнь при дворе сильно изменилась.

Компаньоны собрались в обеденном зале, чтобы наставник Порион мог провести смотр перед тем, как они отправятся в Новый дворец. Тобин стоял рядом с Никидесом, пока остальные бродили по залу.

Ки держался рядом с ними, но продолжал при этом следить за Корином. Принц был в прекрасном Часть четвертая 16 страница настроении, болтал со старшими юношами, как будто они собирались на веселый праздник. Кое-кто из старших уже бывал на казнях, но сегодня им предстояло увидеть сожжение волшебников!

– Я слышал, они чернеют и съеживаются в огне, как пауки, – сказал Албен, явно наслаждаясь воображаемой картиной.

– А я слыхал, что они взрываются и превращаются в разноцветный дым, – возразил Орнеус.

– Мы им покажем, как в Эро поступают с предателями! – заявил Зуштра, размахивая мечом. – Как можно воевать с врагами за морем, если не можешь справиться с гадюками в собственном доме!

Все поддержали его воинственными криками.

– Чародеи – самые опасные из предателей, они владеют магией и бродят где Часть четвертая 16 страница хотят, – заявил Орнеус, и Ки догадался, что юноша просто повторяет слова, услышанные от отца.

– А за ними идут мерзкие жрецы, вроде того негодяя, что напал на Корина, – вставил Урманис. – А все эти проклятые иллиорцы, которые до сих пор твердят, что Скалой может править только женщина! Они как будто плюют на все победы, что даровал им король Эриус!

– Мой отец говорит, все почитатели Иллиора до сих пор втайне в это верят, – сказал Албен. – Банда неблагодарных мерзавцев! Король Эриус спас нашу страну!

Ки заметил, что Лисичка не участвует в разговоре. В его молчании не было ничего необычного, но однажды Лисичка упоминал Часть четвертая 16 страница о своем дяде-волшебнике, и Ки понял его тревогу. Возможно, он, как и Никидес, боялся увидеть на сегодняшнем судилище знакомое лицо.

– Волшебники, жрецы… все они просто помешанные! – заявил Зуштра. – Лишь Сакор придает нам силу.

В зал вошел Порион, мрачный, как грозовая туча. Вскочив на стол, он громко крикнул, призывая компаньонов к вниманию.

Впервые Ки увидел их учителя боевого дела в полном вооружении. Кираса Пориона была смазана маслом и отполирована, на ней виднелись следы множества сражений, как и на огромных ножнах, висевших на его бедре, и на стальном шлеме, который Порион держал под мышкой.

– Становись! – рявкнул наставник, глаза Часть четвертая 16 страница его так и пылали. – Слушайте меня, мальчики, слушайте внимательно. Сегодня вечером мы отправляемся не на увеселительную прогулку, так что я не желаю больше слышать подобных разговоров. Вы так кричите, что слуги могут услышать вас с другого конца коридора! – Он снял шлем и сложил руки на груди. – Предатели или нет те мужчины и женщины, что умрут сегодня вечером, они – скаланцы, и у некоторых из них в толпе найдутся сторонники: друзья, родные И так далее. Как вам известно, впервые за долгое время казнь состоится в городе, на рыночной площади, а не на Холме Предателей. Не мне судить о мудрости такого решения, но Часть четвертая 16 страница я могу сказать, что оно кое-кому не понравилось в Эро. Так что придержите языки, а глаза откройте пошире, и пусть ваши мечи будут наготове. Вы, компаньоны, должны выполнять свой долг. В чем он состоит?

– Охранять принца Корина! – отчеканил Калиэль.

– Правильно. Вы все прекрасно обучены, и, возможно, сегодня вечером вам придется доказать свою верность. Вы поскачете впереди короля и к площади, и обратно, на флангах будут королевские гвардейцы. При первом признаке угрозы мы смыкаем ряды вокруг Корина и уводим его назад во дворец, чего бы нам это ни стоило. Королевские гвардейцы могут нам помочь, но честь и Часть четвертая 16 страница долг защиты принца возложены на нас.

– А как же отец? – резко спросил Корин. – Я не позволю тащить себя во дворец, словно какой-то узел, если ему будет грозить опасность!

– Король будет под надежной охраной. А твоя задача, мой принц, оставаться в живых, чтобы взойти на трон после него. Так что никакого героизма сегодня вечером, ты меня понял? – Он смотрел на принца в упор, пока тот наконец не кивнул, потом окинул остальных мрачным взглядом. – И чтобы вели себя как воины, а не как толпа девчонок на загородной прогулке! Тут дело слишком серьезное. – Он помолчал, поглаживая седеющую бороду. – И рискованное к Часть четвертая 16 страница тому же, я бы так сказал. Сегодня в столице прольется кровь; и это кровь жрецов. Какие бы преступления они ни совершили, это несчастливый день, так что будьте настороже и ждите неприятностей на каждом шагу, пока мы не вернемся во дворец. – Он спрыгнул со стола и начал чертить мелом на полу план. – Самые большие опасения у меня вызывают окрестности рыночной площади; толпа здесь будет самой плотной и самой напряженной. Мы будем стоять вот здесь, перед возвышением в центре. Корин, ты и знатные юноши встанете справа от короля. Оруженосцы, вы на своих скакунах держитесь позади наших лордов, и я хочу, чтобы вы Часть четвертая 16 страница не спускали глаз с толпы, пока остальные будут наблюдать за казнью. Если случится худшее, вы остаетесь с Корином и мы будем пробивать дорогу назад, к воротам дворца. Поняли меня?

– Да, мастер Порион! – ответили все в один голос.

Он снова немного помолчал, осматривая компаньонов.

– Хорошо. И еще. Сегодня вечером вступает в действие закон военного времени. Любого, кто запаникует или бросит принца, я убью собственной рукой!

– Да, мастер Порион, – крикнул Ки вместе с остальными, зная, что это не пустая угроза.

Когда компаньоны выходили из зала, Ки на ходу крепко, многозначительно пожал руку Тобина.

– Готов?

Тобин спокойно посмотрел на друга.

– Конечно. А Часть четвертая 16 страница ты?

Ки усмехнулся и кивнул. Он ничего не боялся, но втайне поклялся: если действительно начнутся волнения, в первую очередь он позаботится совсем не о Корине.

Полная желтая луна висела над городом, рисуя неровную золотую дорожку на водах залива. Воздух был абсолютно неподвижен, словно вся столица затаила дыхание. Ни единого дуновения ветерка не доносилось с моря, ничто не разгоняло летнюю духоту улиц. Факел Ки едва горел, когда они медленно продвигались вперед. Высокие каменные здания, стоявшие по обе стороны главной улицы, отражали стук конских копыт и мрачный бой барабанов.

Тобин, как и подобало, держался рядом с Корином и Порионом, а Часть четвертая 16 страница Ки следовал сразу за ними вместе с Калиэлем, Милирином и Танилом. Все оруженосцы несли факелы. Королевские гвардейцы находились на флангах и прикрывали тыл. Ки был рад видеть по обе стороны от себя их красные туники. Этим вечером он ощутил весь груз ответственности, к которой их готовили постоянные тренировки и потешные сражения.

Оглядываясь, он видел короля через головы других компаньонов. Свет факелов превратил корону Эриуса в подобие огненного венка, отражался в высоко поднятом мече.

– Он похож на самого Сакора, правда? – восторженно прошептал Милирин, проследив за взглядом Ки.

Ки согласно кивнул, внезапно его внимание привлек серебристо-белый отблеск рядом с королем Часть четвертая 16 страница. Лорд Нирин ехал возле короля, как генерал.

Толпа перед дворцом оказалась меньше, чем они ожидали, и тише. И все же, проезжая по ближайшим к дворцу улицам, заселенным в основном ауренфэйской знатью и богатыми купцами, Ки нервно оглядывался по сторонам. Было еще не поздно, но ни в одной лавке не горели огни.

Герольд вырвался вперед, обогнав главную колонну, и возвестил:

– Королевское правосудие будет совершено! Да здравствует король Эриус!

Несколько зрителей повторили призыв, но остальные смотрели молча, затаившись в полутьме дверных проемов, и наблюдали за движением колонны. Подняв голову, Ки заметил и других зрителей, следивших за ними из окон. Ки приготовился Часть четвертая 16 страница к падению новых кочанов капусты или чего-нибудь похуже.

– Убийца жрецов! – донесся из тьмы одинокий голос.

Ки увидел, как несколько гвардейцев огляделись по сторонам, взглядами ища отступника, и вдруг все происходящее показалось ему нереальным. Все эти улицы, по которым он всегда скакал так свободно, словно превратились во вражескую территорию.

Тобин и Корин, замерев от напряжения, держались рядом, но Тобин все же поглядывал по сторонам, готовясь отразить любую угрозу. Ки хотелось увидеть лицо Друга, понять по выражению глаз Тобина его мысли. Он вдруг острее, чем прежде, понял, что их разделяет вовсе не богатство, а происхождение.

Ближе к Восточной рыночной площади толпа Часть четвертая 16 страница сгущалась. Многие поднимали вверх факелы, чтобы осветить дорогу королю, и Ки всматривался в лица людей: одни выглядели печальными, другие улыбались и махали руками. Многие плакали.

Ки с тревогой следил за тем, как толпа расступается перед гвардейцами и компаньонами, как люди поглядывают на мечи и луки. И даже вздрогнул от облегчения и страха одновременно, когда впереди наконец показались большие ворота. Но тут же до него донесся шум огромной толпы.

Это была самая большая площадь в городе. Она располагалась на полпути между Новым дворцом и заливом, с трех сторон площадь окружали высокие здания, в числе которых был и театр, которому покровительствовали компаньоны. Мощеная Часть четвертая 16 страница площадь имела уклон к востоку, и с четвертой стороны ее ограничивал невысокий каменный парапет, с которого открывался вид на небольшой заросший парк и на залив.

Но этим вечером Ки с трудом узнал знакомое место. Все торговые палатки были убраны, люди стояли повсюду, плечом к плечу, свободным оставался лишь проход для процессии, который охраняли «серые спинки» Нирина. Даже святилище Четверки исчезло. Ки вдруг почувствовал, как к горлу подкатила тошнота.

В центре площади возвышался широкий помост, окруженный знаменами, – как остров над морем лиц. Со всех сторон его охраняли ряды «серых спинок», вооруженных боевыми топорами и мечами. Восемь чародеев в белых облачениях Часть четвертая 16 страница застыли в ожидании. Факелы, установленные на четырех углах помоста, освещали расшитые серебром одежды чародеев и две большие деревянные рамы за их спинами.

«Это похоже на два поднятых остова кровати, – подумал Ки. – Или на дверные проемы, без стен рядом». Он уже понял страшное назначение этих сооружений. По другую сторону рам виднелся четкий контур виселицы. К ней уже были приставлены лесенки, и Ки насчитал на перекладинах пятнадцать висевших наготове веревочных петель.

Перед помостом, на свободной площадке, сидели в седлах министры и вельможи, и Ки с искренней радостью увидел среди них лорда Хилуса. Можно было не сомневаться, что и Никидес вздохнул Часть четвертая 16 страница с облегчением, хотя канцлер как будто постарел со вчерашнего вечера лет на десять.

Толпа хранила молчание, когда король выехал на площадь. Слышалась только барабанная дробь и стук копыт по булыжникам мостовой.

Корин и компаньоны заняли места справа от короля, как им и было приказано. Встав за спиной Тобина, Ки остановил своего Дракона и положил руку на эфес меча.

Нирин спешился и следом за герольдом поднялся на помост. Барабаны смолкли, и через мгновение Ки услышал шум моря. Волшебники-Гончие низко поклонились королю и полукругом обступили своего господина.

– Свидетельствуйте, все собравшиеся здесь, священную силу королевского правосудия! – прокричал герольд. – По приказу Часть четвертая 16 страница короля Эриуса, наследника Герилейн, держателя Меча и защитника Скалы, эти враги Скалы будут умерщвлены на глазах народа и Четверки. Знайте, что они – предатели трона и всех законопослушных граждан.

Кто-кто поддержал слова герольда приветственным криком, но большинство людей лишь негромко переговаривались между собой. Вдали послышался гневный выкрик, но его тут же заглушили другие голоса.

Герольд развернул свиток, увешанный тяжелыми печатями, и громко прочитал имена осужденных и то, в чем их обвиняют. Четвертым в списке оказался молодой жрец, бросивший в принца кочан капусты. Его звали Феланором, он обвинялся в государственной измене, подстрекательстве к бунту и нападении на особу королевской крови. И Часть четвертая 16 страница его уже заклеймили отметиной предателя – буквой «П», выжженной поперек рта. Так клеймили жрецов-еретиков. Стражи в дальнем конце помоста передали связанных пленников в руки палачей.

Приговоренные были одеты в длинные балахоны без рукавов, сшитые из грубого небеленого муслина. Среди приговоренных было несколько женщин, но в основном мужчины и мальчики. У большинства на лбах стояло клеймо предателя, и у всех рты были заткнуты кляпами. Лишь еще у двоих, старика и женщины с седыми волосами и худым морщинистым лицом клейма были выжжены поперек ртов, как у Феланора. Когда стражники подталкивали их к ступеням, они гордо подняли головы.

В детстве Ки не Часть четвертая 16 страница раз отправлялся вместе со всей семьей посмотреть, как в Колате вешают воров и разбойников. Толпа ревела, требуя крови, и забрасывала преступников всем, что попадалось под руку. Ки вместе с братьями и сестрами веселились и заранее собирали камни и гнилые яблоки, чтобы швырнуть в негодяев. И еще отец давал детям по медной монетке, чтобы они после казни могли купить сласти в ближайших лавках.

Ки огладывался но сторонам с растущим недоумением. Лишь несколько человек бросили что-то на платформу, в толпе не было ни одного ребенка – только те, что стояли под виселицей. Одни из мальчиков был так похож на Часть четвертая 16 страница его брата Амина, что Ки, встревоженный, чуть не окликнул его, но тут герольд прочитал имя незнакомца.

Барабаны начали выбивать быструю нервную дробь. Солдаты установили лестницы под перекладинами виселицы, и пленников стали вешать одного за другим. Когда первый преступник задергался на конце веревки, компаньоны взбодрились.

Корин выхватил из ножен меч и закричал:

– Смерть врагам Скалы! Да здравствует король!

Компаньоны поспешили последовать примеру принца, самым первым закричал Орнеус. Ки был уверен, что Орнеус сначала оглянулся, чтобы проверить, смотрит ли на него Корин, и тут же преисполнился презрения к подхалиму.

Тобин выхватил меч из ножен, но махать им не стал, да и не кричал Часть четвертая 16 страница от радости вместе с остальными. Ки тоже не проявил особого восторга.

Второй преступник отбивался и кричал, и его пришлось отрывать от лестницы. Другие приговоренные заволновались, и на мгновение показалось, что стражникам придется усмирять их силой.

Тем временем страсти в толпе разгорелись, и в осужденных и их конвоиров полетели гнилые овощи.

Следующей повесили женщину, а потом наступила очередь молодого Феланора. Он пытался что-то выкрикнуть сквозь кляп, но его все равно никто бы не услышал в поднявшемся гвалте. До того как стражники успели его столкнуть, Феланор сам спрыгнул с верхней ступеньки лестницы и принял смерть как мужчина.

Лишь некоторых преступников Часть четвертая 16 страница пришлось силой втаскивать на виселицу, но большинство, должно быть, не страдали трусостью или же устыдились, увидев, как вел себя молодой жрец. Один приговоренный отдал воинский салют – насколько это ему удалось со связанными руками – и прыгнул вниз с петлей на шее. Толпа на мгновение затихла, но тут же шум возобновился с удвоенной силой, когда следующий пленник стал вырываться из рук палачей, цепляясь за ступеньки приставной лестницы, извиваясь всем телом и пытаясь увернуться от петли. Потом казнили мальчиков и женщин, и тут ничего особенного не произошло.

Наконец настала очередь старых жрецов. Они не колебались, лишь подносили связанные руки к сердцу и Часть четвертая 16 страница ко лбу, прежде чем подняться по лесенке. Это произвело впечатление даже на чернь, никто не посмел ничего бросить в них. Жрецы сами спрыгнули с лесенок с петлями на шеях, не пытаясь сопротивляться или что-то сказать.

Крики и шум в толпе стихли, Ки даже показалось, что он слышит чей-то плач. Старые люди умерли быстро, их хрупкие шеи сломались, как сухие веточки. Но женщины и дети оказались слишком легкими, а у воинов шеи были, как у быков; и большинство дергались и бились в петлях очень долго, прежде чем их забрал наконец Билайри. Ки заставлял себя смотреть, не желая отворачиваться Часть четвертая 16 страница и своим малодушием позорить Тобина. Обычно палачи с силой дергали за ноги тех, кто не мог умереть сам, но этой ночью никто не помог осужденным.

Когда все было кончено, барабанный бой возобновился, но теперь барабанщики выбивали более тяжелый и быстрый ритм. Большая, длинная телега с высокими бортами выкатилась на площадь; ее волокла пара черных быков и окружали ряды «серых спинок», державших щиты и обнаженные мечи. За телегой, держась за руки, шли шесть волшебников-Гончих, они словно охраняли нечто, скрытое внутри, за высокими бортами.

Никто из толпы не осмелился бросить в них что-нибудь, но невнятный шум быстро Часть четвертая 16 страница перешел в крики гнева и ярости. Ки содрогнулся, ощутив внезапный прилив бешенства, как приступ тошноты. Но кто вызвал это чувство – чародеи-Гончие или их невидимые пленники, – он не мог бы сказать.

Тобин никогда не видел казней, и этим вечером принцу понадобилась вся его сила воли, чтобы не дать шпоры Гози и не сбежать с площади. Те крошки еды, что он сумел проглотить в обед, кипели и бурлили у основания его горла, и он то и дело судорожно сглатывал, молясь о том, чтобы Корин и Порион не заметили его слабости. Похоже, никого, кроме него, не пугало это зрелище; Корин вел себя так, словно Часть четвертая 16 страница смотрел лучшую из театральных постановок в своей жизни, и даже шепотом держал пари с кем-то из компаньонов на то, который из пленников будет дергаться дольше.

Когда телега докатилась до помоста, Тобина вдруг охватил беспричинный страх. Что, если Гончие схватили Аркониэля? Или Айю? Сжав поводья с такой силой, что заболели пальцы, Тобин напряженно следил за тем, как из телеги выволакивают две обнаженные фигуры.

«Это не они!» – понял Тобин, и от облегчения у него даже закружилась голова. Из телеги вытащили двух мужчин, но не таких волосатых, как Аркониэль. Только теперь Тобин сообразил, что не было вообще никаких причин предполагать Часть четвертая 16 страница, что Аркониэль может здесь очутиться, но возникшее на миг подозрение казалось таким реальным…

На груди пленников был нанесен красным затейливый рисунок, лица закрывали железные маски – совершенно гладкие, лишь с прорезями на месте глаз и небольшими выпуклостями над носами. От этого обвиняемые выглядели злобными нечеловеческими существами. Их руки были закованы в железные кандалы.

Стражи толкнули пленников, от удара те упали на колени, и Нирин шагнул вперед, простирая руки над головами приговоренных. Нирин всегда казался Тобину излишне напыщенным, но теперь он и вовсе словно раздулся и стал выше, нависая над пленниками.

– Смотрите все на врагов Скалы! – крикнул он так, что его Часть четвертая 16 страница голос достиг даже самых дальних уголков площади. Нирин выждал, пока затихнет шум толпы, потом продолжил: – Смотрите все на этих так называемых волшебников, они хотели свергнуть законного правителя Скалы! Колдуны! Они губили ваши стада и урожай, подстрекали народ к бунту, эти негодяи вызывали молнии и поджигали дома невинных людей в деревнях. Они запятнали священное имя Иллиора своей извращенной магией, они – угроза безопасности нашей страны!


documentamndnkz.html
documentamnduvh.html
documentamnecfp.html
documentamnejpx.html
documentamneraf.html
Документ Часть четвертая 16 страница