Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков.

Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков.

Мэри приблизилась к одному из снимков.

— На этой фотографии запечатлен Фифи. Забавное имечко для убийцы такого размаха. Он обрушился на Гондурас в 1974 году, смел почти всю страну, нанеся чудовищные разрушения и оставив без крова сотни тысяч людей. Попробуйте представить себе на минуточку кошмарную картинку, на которой десять тысяч трупов детей, женщин и мужчин. На маленьких фотографиях вокруг больших — лишь малая толика того, о чем я вам рассказываю. Мы их подретушировали, но они все равно ужасны.

Мэри молча прошла несколько метров вперед. Герберт указал на следующий отрезок стены.

— Вы рассматриваете 1989 год. Элисон, Барри, Шанталь, Дин, Ирин, Феликс, Габриэлла, Карен, Джерри, Айрис — это Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. лишь некоторые из убийц этого года. Был еще Хьюго, его скорость достигала 130 узлов, он снес Чарлстон и большую часть Южной Каролины. В вашем письме вы скорее всего говорите о Гилберте. Он резвился 13 дней в 1988 году, его скорость достигала 160 узлов, а ливни, предшествовавшие его зарождению, оказались смертоносными. У нас нет данных о потерях в Гондурасе, я проверял. Мадам, я не хочу вмешиваться не в свое дело, но вы уверены, что хотите, чтобы ваша дочь увидела эти снимки?

— Гилберт или один из его родственников убил ее настоящую мать. Лиза держит в страшной тайне свою одержимость ураганами.

— Именно по этой Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. причине боюсь, как бы наш музей не оказался для нее слишком тяжелым испытанием.

— Незнание пугает. Я стала журналисткой, чтобы преодолеть свои страхи. Лиза ощущает потребность понять, но не знает, где искать информацию. Я хочу помочь ей, я буду с ней рядом, чтобы разделить эти мгновения, сколь бы ужасными они ни были.

— Боюсь, что не смогу одобрить вашу позицию.

— Мне нужна ваша помощь, профессор Герберт. Одна маленькая девочка никак не может повзрослеть. Звук ее голоса слышится все реже, а когда она все же говорит, то приходится напрягать слух, чтобы ее расслышать. И чем больше проходит лет, тем крепче она замыкается в Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. немоте своего страха. Она дрожит при каждой грозе и опасается дождей. Но, когда вы ее увидите, вы поймете, что на самом деле она храбрая и гордая, раз все эти годы скрывает свой страх, который никогда ее не покидает. На протяжении всех этих лет я как минимум раз в неделю вхожу ночью к ней в комнату, чтобы помочь ей справиться с кошмаром. Она мечется вся в поту, и мне не всегда удается ее разбудить. Иногда она до крови прикусывает себе язык, чтобы сладить с напавшим на нее страхом. Никто не догадывается, и она сама не подозревает, что я разгадала ее Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. секрет. Ей необходимо знать, что вы существуете, что мы не закрываем глаза на существование этих монстров, которые унесли ее близких, что вы следите за ними, преследуете их, что огромные средства идут на то, чтобы наука смогла встать на защиту людей от смертельных безумств природы. Я хочу, чтобы она могла смотреть на небо и в один прекрасный день обнаружила, что облака могут быть красивыми, я хочу, чтобы ей снились по ночам красивые сны.

Профессор Герберт, улыбаясь, предложил Мэри следовать за ним. Открыв дверь выставочного зала, он обернулся.



— Не скажу, что наших средств достаточно, но они есть. Пойдемте я покажу вам Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. центр, и мы вместе поразмыслим, что можно будет придумать.

Мэри позвонила Филиппу. Она слишком долго пробыла в NHC, чтобы тем же вечером вернуться домой. Сквозь окно гостиничного номера в Майами‑Бич до нее доносилось ночное веселье.

— Ты не очень устала? — поинтересовался Филипп.

— Нет, узнала много нового и интересного. Дети поужинали?

— Давным‑давно. Мы сидим втроем в комнате Лизы, беседы беседуем. Я с тобой говорю из нашей спальни. А ты‑то сама ужинала?

— Нет, сейчас пойду.

— Мне не нравится, что ты в этом городе без меня. Там полно типов с мускулатурой как у античных статуй.

— Они тут очень даже шевелятся Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков., эти статуи, а я еще даже не была в баре! Скучаю по тебе.

— Я по тебе тоже. Очень. У тебя странный голос.

— Денек был странным, знаешь ли. До завтра. Я тебя люблю.

Из каждого здания, ресторана, бара на Оушен‑стрит, что тянется вдоль побережья, гремела музыка, под звуки которой народ плясал до глубокой ночи. Через каждый километр стояли таблички с надписью: «Место посадки на автобусы до укрытий при объявлении об урагане». Наутро Мэри первым же рейсом улетела домой.

Телефон зазвонил вечером 11 сентября 1995 года. Герберт попросил быть готовыми завтра с утра, он позвонит до того, как Лиза уйдет на занятия, и Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. если все пойдет так, как они предполагают, то он срочно вызовет их приехать. Он повесил трубку. У него еще были дела. В семь утра Мэри услышала в телефонной трубке голос Герберта:

— Вылетайте первым самолетом, на выходе вам дадут бейджи, я вас встречу.

Мэри вошла в комнату Лизы, когда та еще одевалась, раскрыла ее шкаф и стала укладывать вещи в маленький чемодан.

— Что ты делаешь? — изумилась Лиза.

— На этой неделе ты вряд ли попадешь на занятия, но, возможно, подготовишь доклад, лучший за всю историю вашей школы.

— Ты о чем?

— Быстренько сделай себе бутерброд на кухне, у нас через час самолет Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков.. Дорогой я объясню тебе, куда мы едем.

Они мчались по шоссе, и Лиза снова поинтересовалась, куда они, собственно, едут и какова‑таки цель этой непредвиденной поездки. Мэри ответила, что на такой скорости не может ничего объяснять. В полете у них будет достаточно времени, чтобы спокойно поговорить.

Они бегом помчались к терминалу. Мэри тащила Лизу за руку. Когда они пробегали мимо лестницы, ведущей к верхнему бару, Лиза настойчиво повторила вопрос:

— Куда мы так спешим?

— По ту сторону стекла! — бросила на бегу Мэри. —Доверься мне и беги быстрее!

Лиза смотрела в иллюминатор на океан облаков за бортом. Самолет заходил на Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. посадку в международном аэропорту Майами. Мэри всю дорогу делала вид, что спит, а Лиза по‑прежнему не понимала, что происходит и почему, выйдя из самолета, им тоже нужно бежать бегом. Подхватив чемоданы с транспортера, они тут же взяли такси и поехали по Флагами‑Уэст.

— Я не помню, где находится NHC, — сказал шофер.

— Свернете налево, на 117‑ю, и через два километра будет вход, — ответила Мэри.

— Что такое NHC? Ты там уже была? — поинтересовалась Лиза.

— Вполне возможно!

На Лизу произвел неизгладимое впечатление бейдж с ее именем, который ей вручили на проходной, и она терпеливо ждала вместе с Мэри в холле, когда появится Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. профессор Герберт.

— Здравствуй! Должно быть, ты Лиза. Рад приветствовать тебя в Национальном центре исследования ураганов. Наш центр — одно из трех подразделений правительственной организации, называющейся Центр тропического прогнозирования. Наша миссия — спасать людей и их имущество, изучая опасные метеорологические феномены в тропиках. Мы анализируем эти явления и распространяем результаты своих наблюдений. В случае необходимости объявляем тревогу. Чуть позже мы с вами осмотрим весь центр, но пока сведения, переданные в полдень с наших разведывательных самолетов, подтверждают, что вы не зря приехали.

Через несколько секунд вы увидите то, что с 14 часов уже официально называется «пятнадцатой в этом году тропической депрессией над Атлантикой». Мы Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. считаем, что еще до конца дня она может превратиться в бурю, а завтра, возможно, и в ураган.

Рассказывая, он вел их к концу длинного коридора. Там, в конце, за дверью находился зал, похожий на диспетчерскую большого аэродрома. В центре зала целая батарея принтеров непрерывно выплевывала потоки бумаги, которую какой‑то человек тут же разрезал и раздавал остальным. Вид у всех был очень озабоченный. Герберт подвел Лизу с Мэри к экрану радара. Сэм, оператор, не сводил с экрана глаз, переписывая на листок данные, высвечивающиеся в верхнем левом углу. По экрану бегала по кругу большая стрелка. Когда она оказалась на юго Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков.‑востоке, Сэм ткнул пальцем в матовое рыжеватое пятно, четко выделяющееся на зеленом фоне. Лиза села на предназначенный для нее стул. Метеоролог объяснил ей значение мелькающих перед ней цифр. Первые — это дата зарождения депрессии, цифра рядом с буквой «М» — количество дней, прошедших с момента ее зарождения, в табличке «SNBR» — имматрикуляция феномена.

— А что значит «XING»? — поинтересовалась Лиза.

— Это сокращение от «кроссинг», «перемещения», ноль означает, что депрессия не пересекла американскую границу. Во всяком случае, пока. Если цифра другая, значит, он уже на нашей территории.

— А цифры перед тремя «S»?

— Официальная классификация. Сила землетрясений измеряется по шкале Рихтера, а ураганы с 1899 года Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. — по шкале Саффира‑Симпсона. Если в ближайшие часы ты увидишь перед тремя «S» цифру 1, значит, тропическая депрессия превратилась в небольшой ураган.

— А если цифра будет 5?

— Уже после трех ураган становится катастрофой! — ответил Сэм.

Все время их пребывания в центре Мэри не сводила с дочери глаз. В длинном коридоре по дороге в операционный зал Лиза взяла ее за руку, пробормотав:

— Это невероятно!

Они поужинали в кафетерии центра, и Лиза захотела вернуться к экранам, чтобы посмотреть, как развивается «младенец». Когда они вернулись в зал, вся команда столпилась вокруг Герберта.

— Господа, — начал он, — сейчас 0 часов 10 минут по Гринвичу, следовательно, 22 часа 10 минут по Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. местному времени. Только что мы получили с самолетов ВВС США информацию, ознакомившись с которой, мы официально классифицируем депрессию номер 15 как тропический ливень. В данный момент он находится на 11°8' северной широты и 52°7' западной долготы. Давление 1004 миллибара, и скорость ветра уже превышает 35 узлов. Прошу немедленно перейти в режим постоянного наблюдения.

— Лиза, — обратился Герберт к девушке, указывая на ставшее уже красным пятно, которое медленно вырисовывалось на большом экране, встроенном в центральную стену, — ты присутствуешь при весьма специфическом рождении. Представляю тебе Мэрилин. Ты будешь присутствовать при всех дальнейших операциях. Мы будем следить за ней до самой ее смерти, и чем раньше Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. она наступит, тем лучше. Мы предоставим вам комнату, где вы с мамой сможете отдохнуть, когда устанете.

Некоторое время спустя Мэри с Лизой отправились в комнату, где им предстояло жить все последующие дни. Лиза молчала, время от времени бросая на Мэри вопросительные взгляды. Мэри улыбалась.

На следующий день, 13 сентября 1995 года, сразу после завтрака Лиза пришла в большой зал и уселась рядом с Сэмом. Ей казалось, что работающие здесь мужчины и женщины обращаются с ней как с членом команды. Ее несколько раз попросили принести распечатки и раздать. Потом ей пришлось вслух зачитывать сводку, а метеорологи записывали себе цифры, которые она называла. После обеда она Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. заметила тревогу на их лицах.

— Что случилось? — спросила она у Сэма.

— Посмотри на цифры на экране. Скорость ветра достигла 60 узлов, но самое скверное — это давление. Плохой признак.

— Я не понимаю.

— Депрессия растет, а чем ниже давление, тем сильней буря. Боюсь, что через несколько часов мы будем говорить не «она», а «он»!

В 17 часов 45 минут Сэм позвонил Герберту и пригласил его прийти. Профессор вошел быстрым шагом и сразу же направился к экрану. Лиза отодвинулась вместе со стулом, чтобы Герберт смог подойти.

— Что говорят с самолетов? — спросил он. Из глубины зала раздался голос:

— Они заметили формирование стенки глаза.

— Нынешнее Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. положение — 13°северной и 57°7' западной, она перемещается на северо‑запад, к проходу канала Святых, заденет французскую часть Антильских островов, давление по‑прежнему падает, оно упало до 988 миллибар, а скорость ветра превышает 65 узлов, — добавил сидящий за одним из компьютеров метеоролог.

Герберт направился к принтерам, и Лиза увидела, как на экране радара Сэма перед тремя «S» замерцала цифра 1. Было шесть вечера, и Мэрилин только что превратилась в ураган первой категории.

Мэри заполняла блокнот записями, не забывая при этом краем глаза следить за дочерью. Периодически она откладывала ручку и с тревогой следила за лицом Лизы, черты его обострились, оно становилось все более Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. напряженным. В большом зале только шум аппаратуры нарушал тишину, ставшую тяжелой, как грозовое небо.

Ночью Лизе снова снился кошмар, Мэри легла рядом с ней и прижала к себе. Она вытирала ей лоб и укачивала, гладя по голове, пока девочка не успокоилась. В душе Мэри молила небеса, чтобы не получилось обратное тому, на что она надеялась, привезя сюда Лизу. Уснуть Мэри больше не смогла и сидела рядом с Лизой до самого утра.

Едва проснувшись, Лиза помчалась в зал. Идти с Мэри завтракать в кафетерий она не пожелала. В зале она тут же поспешила к Сэму. В Майами было 7 часов 45 минут утра, 11 часов 45 минут Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. по Гринвичу.

— Как он? — твердо спросила она.

— В ярости. Приближается к Мартинике. Он перемещается на северо‑запад, давление по‑прежнему падает.

— Вижу, — сухо подхватила она. — Он по‑прежнему первой категории.

— Ненадолго, если хочешь знать мое мнение.

В зал вошел Герберт. Поздоровавшись с Лизой, он развернул ее стул к большому экрану на стене.

— Сейчас мы получим через спутник съемку, сделанную с военных самолетов. Можешь выйти, если не хочешь ее видеть.

— Я останусь!

В зале раздался голос пилота:

— Борт 985 ВВС США вызывает командный центр NHC.

— Слышим вас, борт 985, — ответил Герберт в микрофон.

— Мы только что пролетели над эпицентром. Диаметр Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. 25 метров. Передаем изображение.

Экран зажегся, и появились первые кадры. Лиза затаила дыхание. Маленькая девочка, которая, находясь на земле, так боялась этого монстра, впервые в жизни увидела его с неба. Он величественно вращался. Огромный, невероятно могучий, он вращал вокруг эпицентра свой громадный шлейф. В трансляторе слышалось дыхание пилота. Лиза стиснула подлокотники. Пришла Мэри с чашкой горячего шоколада. Она подняла голову, и глаза ее расширились, так ее поразило разворачивающееся на экране зрелище.

— Господи! — выдохнула она.

— Пожалуй, скорее дьявол, — отозвался Герберт.

Лиза кинулась к нему и судорожно схватила за руку. Мэри попыталась ее успокоить.

— Вы уничтожите его?! — прокричала Лиза.

— Это не в Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. нашей власти.

— Почему самолеты не сбросят бомбу в эпицентр? Его нужно взорвать, пока он еще в море!

Высвободив руку, профессор обнял ее за плечи.

— Бомба не поможет, Лиза. У нас нет таких мощностей, которые могли бы его остановить. Когда‑нибудь мы это сможем, обещаю тебе. Ради этого мы тут и работаем изо всех сил. Я руковожу этим центром тридцать пять лет, я всю жизнь посвятил выслеживанию этих монстров. За последние десять лет мы далеко продвинулись. А теперь успокойся, ты мне нужна, а чтобы от тебя была польза, ты должна сохранять хладнокровие. Ты будешь мне помогать, мы с тобой предупредим население о Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. его приближении, предупредим загодя, чтобы все могли спрятаться в убежище.

Пилот сообщил, что собирается снизиться ближе к эпицентру. Герберт усадил Лизу рядом с собой и взялся за микрофон:

— Будьте осторожны.

Картинки, иногда скачущие, становились все более захватывающими. Бортовые камеры снимали невероятную карусель приблизительно 35 километров диаметром, стенки которой возносились на сотни метров ввысь. Через несколько минут тишину нарушил голос пилота, сообщавшего, что он возвращается на базу. Экран погас. Было одиннадцать часов утра. Сэм принес сводку, которую Герберт тут же прочел. Отложив листок, он взял Лизу за руку и нажал кнопку микрофона:— Говорит директор NHC. Мы объявляем тревогу.

Ураган Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. Мэрилин, в настоящий момент находящийся на 14°2' северной широты и 58°8' западной долготы, направляется к Виргинским островам. К вечеру он достигнет Мартиники и Гваделупы. Все мероприятия по эвакуации населения в убежища должны начаться немедленно. Все суда, находящиеся в районе Антильских островов, независимо от их тоннажа должны немедленно направиться в ближайший порт. Скорость ветра в данную минуту составляет 70 узлов.

Повернувшись к Сэму, он приказал сверить их данные с данными команды CDO на Мартинике. Потом усадил Лизу перед рацией, написал большими буквами на листке сообщение и показал Лизе, как менять частоту.

— Лиза, я хочу, чтобы ты передала это сообщение на всех указанных в этом списке Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. частотах. Когда доберешься до конца, начнешь сначала, и так все время. Таким образом мы не дадим возможности урагану нанести большой вред и спасем людям жизнь. Когда устанешь, тебя сменит мама. Ты все поняла?

— Да, — решительно кивнула Лиза.

Весь остаток дня она передавала предупреждение. Мэри, сидя с ней рядом, переключала частоты. С каждым переданным предупреждением Лиза чувствовала, что боится все меньше и меньше. Она радовалась, она знала, что наконец‑то мстит ураганам. Ураган Мэрилин пронесся над Мартиникой и Гваделупой в начале вечера. Когда перед тремя «S» появилась цифра 3, Лиза отказалась уходить и принялась еще быстрей передавать сообщение Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков.. Мэри ни на секунду не отходила от нее и подменяла, когда той требовалось отлучиться.

Мэри повернулась к Герберту. Глаза ее покраснели от усталости.

— Это утомительно! У вас нет системы автоматической рассылки? — спросила она Сэма.

— Конечно, есть! — улыбнулся ей профессор Герберт.

Через тридцать один час после первого предупреждения ураган пронесся над островами Санта‑Крус и Сан‑Томе, 16 сентября он направился к Пуэрто‑Рико. И с каждым его передвижением Лиза меняла частоту, передавая предупреждение об опасности все дальше и все быстрей. 17 сентября давление в нем упало до максимума, 949 миллибар, скорость ветра превысила 100 узлов, и он повернул к Атлантике. К концу дня скорость ветра, достигшая Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. уже 121 узла, упала, давление поднялось на 20 миллибар. Спустя десять часов стенка вокруг эпицентра рассеялась. В ночь с 21‑го на 22 сентября ураган Мэрилин умер.

Вернувшись в Ньюарк, Лиза узнала, что ураган унес только восемь жизней: пять на Сан‑Томе, одну на Санта‑Крус, одну на Сан‑Хосе и одну в Пуэрто‑Рико. Когда она сделала в школе доклад, то тут же выдвинула предложение, которое учитель географии охотно поддержал. Каждое утро в ее классе начиналось с минуты молчания… И так восемь дней подряд.

Лиза ежеквартально получала информационный бюллетень NHC, к которому прилагалась записочка от Герберта, собиравшегося в июле уйти на пенсию Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков.. С Сэмом она переписывалась регулярно. Зимой он даже нанес им визит и поведал Лизе, что все метеорологи центра интересуются ее житьем‑бытьем. Мэри весной 1996 года опубликовала в «Монтклер тайме» весьма неплохую статью об ураганах, после чего престижный журнал National Geographic предложил ей написать большой обзор на ту же тему, который и был опубликован в октябре.

Мэри трудилась над ним все лето, не без помощи Лизы, которая взяла на себя проработку всех опубликованных исследовательских материалов, делая краткие резюме.

Почти ежедневно они вдвоем отправлялись в Ман‑хэттен, а после обеда в маленьком садике кафе «Пикассо» сидели в Национальной Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. библиотеке на Пятой авеню. Томас со своим лучшим другом отбыл в лагерь в Канаду, а Филипп занялся ремонтом маленькой квартирки, которую они купили в Ист‑Виллидже себе или, возможно, хотя об этом и не говорилось, Лизе, если она решит продолжить учебу в нью‑йоркском университете. Обзор, подготовленный для National Geographic, получил высокую оценку, а с начала 1997 года Мэри доверили вести две колонки на свободную тему в воскресных выпусках «Монтклер тайме». Лиза пошла по ее стопам и получила колонку в ежемесячном издании лицея. Разнообразия ради она на некоторое время позволила себе отойти от метеорологической тематики.

* * *

В начале следующего года Лиза отпраздновала свое Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. девятнадцатилетие, а в марте отметили пятнадцатилетие Томаса. Июнь оказался богат событиями. Подготовка к выпускному балу послужила отличным поводом для двухдневного бегания по магазинам Ист‑Вил‑лиджа. Стивен заехал за Лизой, и, когда Филипп рискнул дать ему некоторые советы, Мэри яростным взглядом порекомендовала супругу не изображать из себя раньше времени старого зануду. Впервые в жизни Лиза вернулась домой утром. В этом месяце она заканчивала школу и с дипломом в кармане поступала в университет. Лиза превратилась в очаровательную молодую девушку, губы ее стали полней, а улыбка более естественной. Роскошные волосы, смуглая кожа — она стала красавицей, каким непросто дается золотая Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. середина. От маленькой девочки, вошедшей давним дождливым днем в дом Мэри, остался лишь взгляд, сверкающий ярким настойчивым блеском.

По мере того как приближался день выпуска Лизы, Мэри волновалась все больше и больше. Воспоминания о клятве, данной пять лет назад за столиком бара в аэропорту, все чаще тревожили ее по ночам, хотя ничто в поведении дочери не предвещало, что ей придется выполнять свое обещание.

* * *

Томас спустился к завтраку последним. Лиза съела оладьи, и Мэри быстро привела кухню в порядок. Филипп уже нетерпеливо давил на клаксон, поторапливая свое семейство. Когда последний пассажир застегнул ремень безопасности, двигатель машины уже урчал. До лицея ехать всего Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. десять минут, и Мэри не понимала, к чему такая спешка. По дороге Филипп все время поглядывал на Лизу в зеркало заднего вида, а Лиза смотрела на него. Мэри пыталась сосредоточиться на программе дня, но бросила это занятие. От чтения во время езды ее укачивало. Поставив машину на стоянку, они отправились здороваться с преподавателями. Филипп нервничал как девственница перед брачной ночью. Прежде чем отпустить Лизу к друзьям, Мэри сообщила дочери, что отец всегда такой на церемониях, пусть даже и не очень официальных. Филипп настоял, чтобы Мэри с Томасом заняли места в первом ряду, на стульях, установленных перед эстрадой, где будут вручать Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. дипломы. Мэри дернула бровью, постучав пальцем по циферблату наручных часов. Церемония начнется лишь через час, так что нечего психовать, лично она намерена воспользоваться этим временем и пройтись по парку.

Когда она вернулась, Филипп уже сидел в первом ряду, положив по ботинку на соседние стулья, заняв их таким образом для жены и сына. Усаживаясь, Мэри протянула ему мокасин.

— У тебя просто потрясающая фантазия, когда нужно занять место! Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь?

— Я всегда нервничаю на церемониях, только и всего.

— Да получит она свой диплом, Филипп! Раньше надо было нервничать, во время экзаменов!

— Не знаю, как тебе Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. удается сохранять спокойствие, смотри, она уже на эстраде, сейчас будет говорить речь!

— Которую мы выучили наизусть еще месяц назад. Умоляю тебя, не суетись ты так, пожалуйста.

— Я вовсе не суечусь!

— Суетишься, и стул под тобой скрипит. Если хочешь послушать свою дочь, то попробуй хотя бы сидеть смирно.

Томас прервал их дискуссию: после говорившей девушки следующей шла Лиза. Филипп нервничал, но еще больше он гордился своей красавицей дочерью и поэтому повернулся, чтобы поглядеть, сколько зрителей присутствует на церемонии. Стулья стояли в двенадцать рядов по тридцать в каждом, следовательно, зрителей было триста шестьдесят человек.

Что заставило Филиппа обернуться еще раз, сознательно Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. он это сделал или нет? В последнем ряду сидела женщина, не сводившая глаз с идущей к трибуне Лизы.

Ни солнечные очки, ни легкая накидка, в которую она завернулась, ни следы времени, изменившие лицо, не помешали ему сразу узнать Сьюзен. Мэри ущипнула его за колено.

— Ты уже наговорился с привидениями? Если хочешь увидеть вручение диплома твоей дочери, изволь повернуться — его вручают прямо сейчас.

Лиза благодарила преподавателей, Мэри взяла мужа за руку, и, почувствовав, что рука вся мокрая и дрожит, она крепко ее сжала. Когда Лиза торжественно поблагодарила своих родителей за любовь и долготерпение, Мэри ощутила острую потребность в целительных блинчиках.

Она Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. смахнула навернувшуюся слезу и выпустила пальцы Филиппа.

— Что с тобой было? — спросила она.

— Растрогался.

— Думаешь, мы были ей хорошими родителями? —шепотом спросила она.

Филипп перевел дыхание и снова обернулся. Стул, на котором сидела Сьюзен, был пуст. Он огляделся вокруг, но нигде ее не увидел. Мэри переключила его внимание на Лизу, под аплодисменты заканчивающую свое выступление. Филипп присоединился к овациям.

Напряжение не покинуло его и после церемонии. Мэри раз десять спросила мужа, кого это он так старательно разыскивает, но Филипп всякий раз отвечал, что он, наверное, перенервничал и поэтому не очень хорошо себя чувствует, и начинал извиняться. Мэри Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. почла за благо оставить его в покое и посидеть с Томасом и Лизой, пока та не убежала к подружкам. Филипп бродил по парку лицея, обошел вокруг чуть ли не каждое дерево, коротко здороваясь со встречными, но… Сьюзен нигде не было. К концу праздника он позволил себе рассмотреть предположение, что ему все почудилось. Не признаваясь самому себе, он молился, чтобы так оно и было. Было пять часов вечера, когда все вчетвером они отправились на стоянку, собираясь ехать домой. Подойдя к машине, Филипп увидел всунутый между дверцами маленький клочок бумаги. Несколько строк, от которых у него тут же оборвалось дыхание, хотя Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. он их еще не прочитал. Всю дорогу до дома он сжимал бумажный комочек в ладони, пряча его даже от самого себя. Мэри ни о чем его не спросила. Доехав до дома, он высадил семейство, предоставив ему возможность самостоятельно пройтись по аллейке, поскольку самому ему нужно было забрать кое‑что из багажника. Как только он остался один, он развернул записку: в ней была цифра и четыре буквы: 7 утра. Сунув записку в карман, Филипп двинулся к дому.

За ужином Лиза никак не могла понять причину царившего за столом молчания, изредка нарушаемого короткими фразами Мэри. Не успели подать десерт, как Томас заявил Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков., что, «учитывая веселенькую обстановку», предпочитает удалиться к себе в комнату. Лиза поглядела на Мэри с Филиппом.

— Да что с вами такое? Почему такой похоронный вид? Вы что, поругались?

— Ничего подобного, — ответила Мэри. — Просто твой отец устал, вот и все. Нигде не сказано, что человек всегда должен быть в форме.

— Жаль, что не получилось душевно посидеть перед моим отъездом, — продолжила Лиза. — Ладно, пока! Пойду соберу вещи, потому что потом у Синди вечеринка.

— Самолет в шесть вечера, ты вполне успеешь собраться завтра, у тебя же все помнется, — возразил Филипп.

— Мятые вещи — самый писк! Аккуратные, все из себя отглаженные шмотки я оставляю вам Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. и вас оставляю тоже.

Поднявшись по лестнице, она вошла в комнату брата.

— Что это с ними?

— А как ты думаешь? Это все из‑за твоего отъезда. Мама уже неделю кругами ходит. Позавчера раз пять заходила в твою комнату. То занавески поправит, то книжку на полке переставит, то простыни натянет. Я проходил по коридору и видел: обняла твою подушку и прижалась щекой!

— Да я всего‑навсего на два месяца уезжаю в Канаду! Что же будет, когда я надумаю жить отдельно?!

— Я останусь один и буду без тебя скучать, а особенно этим летом.

— А я буду писать тебе, старичок! На следующий год ты Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. запишешься в мой лагерь, и мы проведем лето вместе.

— Ты моя вожатая?! Ни за какие коврижки! Иди собирай манатки, предательница!

Филипп уже добрых пять минут тер одну и ту же тарелку. Мэри убрала со стола, а он все вытирал и вытирал ее. Бровь Мэри взлетела вверх. Филипп не отреагировал.

— Не хочешь поговорить, Филипп?

— Тебе не о чем волноваться, — ответил он, вздрогнув. — С Лизой в Канаде все будет нормально.

— Я не об этом, Филипп.

— А о чем?

— О том, что привело тебя в такое состояние.

Он поставил тарелку в сушку, подошел к жене и предложил ей сесть.

— Мэри Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков., я хочу тебе кое‑что сказать. Я должен был тебе это сказать уже давно.

Она тревожно заглянула ему в глаза.

— Поосторожней со сногсшибательными признаниями! Что еще стряслось?

Филипп, пристально глядя ей в глаза, нежно провел по ее щеке. Слова не давались ему, и он замолчал. Уловив выражение его глаз, она спросила по‑другому:

— Филипп, что ты хочешь мне сказать? Я тебя слушаю.

— С того дня как в нашей жизни появилась Лиза, я очень многое понял и почувствовал, Мэри. Поднимаясь каждое утро, глядя, как ты спишь, встречая твой взгляд, держа твою руку, как держу ее вот сейчас, я понимаю, как Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. я счастлив, как я люблю тебя, Мэри, и понимаю, как сильно я тебя люблю. Ты отдала мне столько сил, делила мои радости и тревоги, преодолевала свои сомнения, отметала безграничным доверием мои, дарила мне улыбки и терпение. Ты подарила мне самый лучший в мире подарок: не так уж много в мире мужчин, которые удостоились такой изумительной привилегии — любить и быть любимым.

Мэри положила голову ему на грудь, словно для того, чтобы послушать, как бьется его сердце, а может, просто потому, что устала, так долго дожидаясь этих слов.

— Филипп, тебе нужно поехать, — она обвила руками его шею. — Я не смогу. Да и не Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков. должна. Ты сам ей все объяснишь.

— Куда поехать?

— Ты сам знаешь. Лиза так на нее похожа, просто поразительно! Я и без бумажки, которую ты прятал в руке всю дорогу, догадалась, где она назначила тебе свидание.

— Я не пойду.

— Пойдешь. Не ради себя, ради Лизы.

Позже, в спальне, они долго разговаривали, прижавшись друг к другу, о них самих, о Томасе, о Лизе.


documentamoahdp.html
documentamoaonx.html
documentamoavyf.html
documentamobdin.html
documentamobksv.html
Документ Где ты? 11 страница. Мэри приблизилась к одному из снимков.