Глава двадцать четвертая

Глава двадцать четвертая

Роль Голода в игре «Четыре Всадника» досталась Джорджу Байеру. Он участвовал в игре вот уже семь лет, и это занятие пришлось ему по душе. По крайней мере, до недавнего времени он искренне любил эту игру. Пока Джеффри Шефер не начал выходить из-под контроля.

Физически Голод был человеком непривлекательным, невысоким и очень полным. Он облысел, отрастил животик и носил очки с толстыми стеклами. Но при этом прекрасно сознавал, насколько обманчивой была его внешность, умел пользоваться этим и частенько посмеивался над теми, кто недооценил его возможности. К таким людям он относил, в частности, и Джеффри Шефера.

Во время долгого перелета из Азии в Глава двадцать четвертая Вашингтон Джордж внимательно изучил досье Шефера, отпечатанное на сорока страницах. В нем находились все подробности о самом Джеффри и о персонаже Смерть, который он выбрал для себя в игре. В аэропорту Даллес Байер по подложным документам взял в аренду синий «форд». Все полчаса, пока он добирался до города, Джордж пребывал в раздумьях.

Он испытывал чувство тревоги, беспокоясь о судьбе всех Всадников, и в особенности о своей. Ведь именно ему предстояло вступить в конфронтацию с Шефером, который, возможно, окончательно свихнулся и ставил под угрозу их всех.

В прошлом Байер тоже служил в МИ 6 и сталкивался с Шефером по работе Глава двадцать четвертая. Теперь он приехал в Вашингтон, чтобы самолично проверить Шефера. У игроков возникло подозрение, что Джеффри переступил все мыслимые границы в своей игре, не соблюдает никаких правил, и это становится опасным. Поскольку Байер какое-то время жил в Вашингтоне и знал город, выбор пал на него.

Он не хотел, чтобы его видели в Британском посольстве на Массачусетс-авеню, поэтому прибегнул к помощи надежных Друзей, которые не стали бы распространяться о его появлении.

Новости о Шефере оказались ужасными, как и предполагалось. Помимо жены, он был замечен в беспорядочных связях с другими женщинами, причем вел себя крайне неосторожно. В частности, несколько раз Глава двадцать четвертая в неделю, в рабочее время, он навещал одну из них – психолога и сексопатолога. Ходили слухи, что Джеффри здорово выпивает, а возможно не брезгует и наркотиками. Сам Байер склонялся к последней версии. Они с Шефером были давно знакомы и, когда служили вместе на Филиппинах и в Таиланде, баловались наркотиками. Конечно, тогда это можно было списать на молодость и глупость. По крайней мере, в отношении Байера.

Недавно полиция Вашингтона обратилась в посольство с жалобой на Шефера, устроившего немыслимые гонки по оживленным улицам города. Скорее всего, Джеффри пребывал тогда в состоянии наркотического опьянения. В последнее время в посольстве для него почти Глава двадцать четвертая не находилось работы, и его давно бы уволили и отправили в Англию, если бы не его тесть – генерал Дункан Кузин. Короче, Шефер сам превратил свою жизнь в настоящую мешанину.

«Но это еще не самое худшее, не так ли, Джеффри? – размышлял Джордж Байер по дороге в один из северо-восточных районов столицы, Экингтон. – Есть нечто более ужасное, мой мальчик. Гораздо хуже, чем в посольстве могут предположить. Ты оказался центральной фигурой в скандале, который, если разыграется, станет самым грандиозным за всю историю Секретной Службы. Впрочем, как и я».



Подъезжая к светофору, Байер заблокировал дверные замки. Местность вызывала подозрение, как и весь Глава двадцать четвертая Вашингтон в настоящее время. Какой же грустной и безумной страной стала Америка! Идеальное убежище для Шефера!

Байер посматривал на жутковатые улицы, продолжая свое путешествие по району, где проживали низшие слои населения. В Лондоне не было ничего подобного. Бесконечные ряды двухэтажных кирпичных жилых домов с крошечными участками. Почти все – в ужасном состоянии. Здесь поражало не столько разложение, сколько царившая вокруг апатия. Увидев издали «берлогу» Шефера, Байер притормозил и остановился у обочины. Он довольно хороню знал планировку убежища, так как Джеффри часто делился подробностями с другими игроками. Адрес он знал. Оставалось убедиться еще в одном: являлись ли совершенные Шефером убийства фантазией или происходили Глава двадцать четвертая на самом деле. Действительно ли он являлся хладнокровным убийцей, орудующим в столице?

Байер подошел к двери гаража. Чтобы открыть замок и проникнуть внутрь, ему потребовалось несколько секунд.

Он так много слышал о «машине кошмарного сна» – фиолетово-синем старом такси, которое использовалось Шефером, как одно из орудий убийства. Сейчас он видел его собственными глазами. Такси существовало на самом деле. Теперь истина всплыла на поверхность. Джордж Байер покачал головой. Значит, Шефер действительно убивал людей. Игра перестала быть просто игрой.


documentamneykn.html
documentamnffuv.html
documentamnfnfd.html
documentamnfupl.html
documentamngbzt.html
Документ Глава двадцать четвертая