Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем

К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем моросило.

Огонек проснулся, чувствуя, что промок. Выспаться не удалось. Он встал и изо всех сил отряхнулся, распушая шерсть. Потом вышел из пещеры учеников и направился через поляну туда, где спала Щербатая.

Она только проснулась. Подняла голову и краем глаза следила за приближением Огонька.

— У меня что-то кости болят. Неужели всю ночь лил дождь?

— Начался после полуночи, — ответил Огонек. Он протянул лапу и осторожно потрогал ее моховое гнездо. — У тебя подстилка скоро совсем промокнет. Почему бы тебе не перебраться поближе к детской? Там есть навес.

— Что? И каждую ночь просыпаться Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем от детского мяуканья? Лучше уж промокнуть! — взвыла Щербатая.

Огонек смотрел, как она беспокойно кружит по упругой моховой подстилке.

— Тогда, по крайней мере, попроси меня принести нового сухого мха, — сказал он, чтобы прекратить разговор о котятах, судя по всему, тягостный для старой кошки.

— Спасибо, Огонек, — тихо поблагодарила Щербатая и, усевшись, стала подгребать к себе сухую траву.

Огонек был сбит с толку. Он подумал, уж не случилось ли у нее чего-нибудь с головой. В первый раз он услышал от нее слова благодарности, и впервые она не назвала его домашней киской.

— Ну что прилип, как испуганная белка, иди собирай мох! — прикрикнула она Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем.

От радости Огонек пошевелил усами. Вот теперь она больше похожа на прежнюю Щербатую, к которой он привык. Он кивнул и помчался со всех ног выполнять задание.

Посреди поляны он чуть не сшиб с ног Горностайку. Так звали королеву, которая накануне видела, как Щербатая ни с того ни с сего обрушила свой гнев на полосатого котеночка.

— Извини, Горностайка, — промяукал Огонек. — Хочешь проведать Щербатую?

— Вот еще! Нужно мне это чудовище! — сердито сказала Горностайка. — Я за тобой иду. Синяя Звезда хочет тебя видеть. Огонек поспешил к Высокой Скале, под которой находилась пещера Синей Звезды.

Предводительница сидела перед пещерой, мерно покачивая головой Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем — она вылизывала шерстку на шее. Заметив Огонька, она оторвалась от этого занятия.

— Как сегодня Щербатая? — мяукнула она.

— У нее промокла подстилка, и я иду за новой, — ответил Огонек.

— Я поручу это кому-нибудь из королев. — Синяя Звезда еще раз лизнула шерстку на груди и испытующе посмотрела на Огонька.

— Она еще не может самостоятельно охотиться? — поинтересовалась она.

— Думаю, нет, — сказал Огонек. — Но по крайней мере, она уже может ходить.

— Ясно, — мяукнула Синяя Звезда задумчиво. — Тебе пора вновь приступать к занятиям, Огонек. Ты должен очень постараться, чтобы наверстать упущенное.

— Вот здорово! То есть я хотел сказать, спасибо большое, Синяя Звезда! — спохватился Огонек Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем.

— Сегодня утром ты пойдешь на занятия вместе с Клубком и Горелым, — продолжала Синяя Звезда. — Я попросила Когтя оценить воинское умение наших учеников. Огонек кивнул.

— А теперь иди к своим товарищам, — сказала предводительница. — Думаю, они тебя заждались.

— Спасибо, Синяя Звезда, — мяукнул Огонек.

Он развернулся, вильнул хвостом и со всех ног помчался к своей пещере.

Синяя Звезда оказалась права: Клубок и Горелый действительно поджидали его у своего любимого старого пня. Клубок недовольно поеживался, длинная шерсть его свалялась от сырости. Горелый ходил кругами вокруг пня и думал о чем-то своем, белый кончик его хвоста нервно подергивался.



— Так ты теперь идешь Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем с нами! — обрадовался Клубок, когда Огонек подбежал ближе. — А я что говорил! — И он стал энергично отряхиваться, смахивая с шерсти капли налипшей влаги.

— Да, Синяя Звезда только что сказала мне, что Коготь намерен устроить нам проверку. Горчица и Дымок идут с нами?

— Буран и Частокол взяли их с собой в дозор. Я подозреваю, Коготь посмотрит на них позже, — ответил Клубок.

— Пошли! Нам пора, — сказал Горелый. Он перестал кружить около пня и встал рядом с ними, беспокойно переминаясь с лапы на лапу.

— Вот и хорошо, — мяукнул Клубок. — Хоть согреюсь от упражнений.

Ученики пошли по тропинке меж зарослей утесника к выходу Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем из лагеря. Они быстро добрались до песчаной ямы. Когтя поблизости не было видно, поэтому они сгрудились под сосной, распушив мех, чтобы не замерзнуть.

— Ты волнуешься перед проверкой? — спросил Огонек Горелого, когда молодой кот заметался под сосной. — Тебе нечего бояться, ведь Коготь не твой учитель. Когда он будет докладывать о проверке Синей Звезде, то наверняка похвалит тебя.

— Это еще не известно. Я его знаю, — ответил Горелый, не останавливаясь.

— Прошу тебя, сядь, угомонись, — рассердился Клубок. — Так ты только измучишь себя раньше времени.

Когда появился Коготь, небо стало другим. Облака были уже не похожи на серый мех, они превратились в мягкие Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем белые шарики, которыми королевы выстилают гнезда для новорожденных. С одной стороны небо уже совсем прояснилось, но ветер, нагнавший легкие облака, был пронзительно-холодным.

Коготь быстро поздоровался с ними и сразу перешел к подробностям испытания.

— Мы с Львиным Сердцем за последние несколько недель постарались обучить вас тому, как достойно охотиться, — замяукал он. — Сегодня вы получите возможность показать мне, чему вы научились. Каждому из вас я укажу отдельное направление, и ваша задача — поймать как можно больше добычи. Все, что вы наловите, пополнит лагерные припасы. Ученики обменялись взволнованными взглядами. Огонек почувствовал, как сердце его бешено заколотилось при мысли о предстоящем испытании.

— Горелый, ты пойдешь Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем по такому маршруту: начиная от Большого Платана до самых Змеиных Скал. С твоими жалкими возможностями этого задания тебе с лихвой хватит. Ты, Клубок, — продолжал Коготь, — пойдешь вдоль ручья до Гремящей Тропы.

— Ага, — мяукнул Клубок. — Лапы мочить придется! Но Коготь так посмотрел на него, что он замолк.

— И наконец твое задание. Огонек. Как жаль, что твоя великая наставница сегодня отсутствует и не имеет возможности лицезреть твое мастерство. Тебе назначаю маршрут мимо Высоких Сосен, мимо древорезки, в дальний лес. Огонек кивнул, мысленно пытаясь представить свой маршрут.

— И запомните, — закончил свою речь Коготь, обводя присутствующих взглядом белесых глаз, — я буду следить Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем за каждым из вас.

Горелый первым опомнился и побежал к Змеиным Скалам. Коготь бросился в другую сторону и вскоре скрылся в чаще, оставив Клубка и Огонька в недоумении, за кем из них Коготь будет следить в первую очередь.

— Вот уж никак не пойму, с чего он взял, что к Змеиным Скалам — самый легкий маршрут! — мяукнул Клубок. — Там полным-полно гадюк. Птицы и мыши обходят это место стороной, потому что змеи там так и кишат!

— Горелому придется всю дорогу смотреть в оба, чтобы его не укусили, — согласился Огонек.

— Ничего, он не пропадет, — уверенно сказал Клубок. — Никакая гадюка не застанет Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем его врасплох — он такой ловкий и прыгучий. Но мне пора идти. Увидимся позже на этом самом месте. Удачи тебе!

Клубок выпрыгнул из песчаной ямы и побежал к ручью. Огонек подождал немного, понюхал воздух, потом вспрыгнул на край ямы и взял курс на Высокие Сосны.

***

Казалось странным, что он идет именно в эту сторону, к дому Двуногих, где он появился на свет. Огонек осторожно пересек неширокую тропу и оказался в сосновом лесу. Он всматривался в густые заросли, оглядывал пространство между стволами деревьев, выискивая след или запах возможной добычи.

Вдруг краем глаза он уловил какое-то движение. Это была мышь, пробиравшаяся сквозь густой Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем покров из сосновых иголок. Вспомнив свой первый урок, Огонек припал к земле, перенеся вес на бедра и едва касаясь земли передними лапами. Прием сработал безотказно. Мышь не учуяла его присутствия до самого завершающего прыжка. Он прихлопнул мышь одной лапой и сразу же убил, а потом закопал добычу, чтобы забрать на обратном пути.

После этого Огонек направился дальше, ему велено было дойти до Высоких Сосен. Земля здесь была вся в рытвинах, оставшихся от чудовища, которое Двуногие научили срезать деревья. Огонек глубоко вздохнул, приоткрыв рот. Кислого дыхания чудовища в воздухе не ощущалось.

Огонек пошел вдоль глубокой колеи, перескакивая Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем через частые рытвины, наполовину заполненные дождевой водой. Глядя на них, ему очень захотелось пить. Можно было остановиться и полакать, но он не решался. Один глоток этой мутной жидкости — и потом надолго, возможно, на несколько дней, во рту останется привкус вонючих следов древорезки.

Огонек решил подождать с питьем. Вдруг поближе к Высоким Соснам ему попадется чистая вода. Неожиданно на его пути оказалась тропа Двуногих. Он пересек ее, и очутился в густом подлеске из молодых дубков. Пробираясь все дальше и дальше, он нашел наконец лужу с чистой водой. Сделав несколько глотков, Огонек вдруг почувствовал непонятную тревогу, мех у него на спине встопорщился. Он узнал Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем звуки и запахи, окружавшие его, когда будучи еще котенком сидел на заборе. Это были запахи дома Двуногих. Должно быть, он сейчас находится недалеко от своего прежнего жилища.

Впереди Огонек учуял запах Двуногих, услышал их голоса, громкие и резкие, как карканье ворон. Несколько юных Двуногих играли в лесу. Огонек притаился и стал следить за ними из-под листьев папоротника. Звуки доносились издалека, так что было непонятно, что его ждет. Он решил обойти шумное место стороной, чтобы его не заметили. Огонек был начеку, но не только из-за Двуногих — где-то поблизости мог оказаться Коготь. Ему показалось, что в Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем кустах за его спиной хрустнула ветка. Он принюхался, но ничего нового не учуял. "Следят за мной или нет?" — недоумевал он.

Краем глаза Огонек уловил движение. Сначала он подумал, что это был темно-коричневый мех Когтя, потом увидел, как мелькнуло что-то белое. Он остановился, прижался к земле и глубоко задышал. Запах явно ему не знаком. Пахло котом, но это был кот не из Грозового племени. Огонек почувствовал, как в нем пробуждается дух воина. Он изгонит неприятеля с территории Грозового племени!

Огонек следил за движением незнакомца. Он хорошо рассмотрел его, когда тог огибал заросли папоротника. Подождал, когда тот подойдет ближе и еще Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем сильнее припал к земле, медленно и ритмично помахивая хвостом. Как только черно-белый кот приблизился, Огонек покачал бедрами из стороны в сторону, готовясь к прыжку. Один удар сердца — и он прыгнул. Черно-белый кот высоко подскочил от испуга и пустился наутек, не разбирая дороги. Огонек кинулся за ним в погоню.

"Это домашний кот! — пронеслось у него в голове, пока он мчался, огибая стволы и перескакивая через корни, чувствуя в носу запах страха, исходивший от беглеца. — На моей территории!". Расстояние между ними быстро сокращалось. Убегавший замедлил бег — на пути появилась преграда: поросший мхом ствол большого поваленного дерева Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем. Черно-белый кот собрался вскарабкаться по стволу. В этот миг Огонек почувствовал, как кровь зашумела у него в ушах. Он изловчился и прыгнул прямо на спину чужаку.

Огонек ощутил, как сильное животное под ним извивается, пытаясь освободиться от цепкой хватки когтей. Поняв, что вырваться не удается, существо отчаянно завыло.

Огонек ослабил хватку и откатился в сторону. Черно-белый кот, дрожа, скрючился под стволом поваленного дерева и робко поглядывал на Огонька. Огонек задрал нос, ему было даже обидно, что противник так быстро сдался. Этот мягкий, пухлый домашний питомец с круглыми глазами и маленькой мордочкой был так не похож на поджарых Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем широколобых котов, среди которых теперь жил Огонек. И все-таки что-то в нем показалось ему знакомым. Огонек вгляделся повнимательнее. Он принюхался, стараясь понять, чем пахнет этот кот. "Запах незнакомый", — подумал он, порывшись в памяти.

Потом до него дошло.

— Чумазик! — замяукал он во все горло.

— А-а-а... а откуда ты знаешь, как меня зовут? — запинаясь, проговорил Чумазик, все еще не разгибая спины.

— Да это же я! — мяукнул Огонек. Домашний кот смутился.

— Помнишь, мы были котятами? Играли вместе. Я жил через забор от тебя! — напомнил Огонек.

— Рыжик? — недоверчиво спросил Чумазик, не веря своим глазам. — Это ты? Так ты нашел диких котов Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем? Или нашел себе новых хозяев? Ну конечно, нашел, раз ты живой!

— Меня теперь зовут Огонек, — гордо заявил Огонек.

Он расслабил мышцы на плечах, оранжевая шерсть его, перестав топорщиться, стала гладкой и ярко заблестела на солнце.

Чумазик теперь тоже расслабился. Он повел ушками.

— Огонек? — восхищенно повторил он. — Да, Огонек, похоже, новые хозяева плохо тебя кормят! В последний раз, когда мы виделись, ты был не такой тощий!

— Никто меня не кормит! — ответил Огонек. — У меня целый лес еды. Нужны мне теперь эти Двуногие!

— Двуногие?

— Домашний народ. Так их у нас в племени называют.

Чумазик какое-то время соображал, потом на Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем лице его появилось выражение крайнего недоумения.

— Ты хочешь сказать, что живешь с дикими котами?

— Ну да! — Огонек помолчал. — Знаешь, у тебя запах какой-то... другой. Незнакомый.

— Незнакомый? — эхом откликнулся Чумазик. Потом повел носом. — Наверное, ты привык к запаху диких котов.

Огонек затряс головой, будто надеялся таким образом прочистить память.

— Но мы ведь вместе росли. Я должен знать твой запах так же хорошо, как запах своей матери.

И вдруг Огонек вспомнил. Чумазику уже исполнилось шесть месяцев. Неудивительно, что он стал таким мягким и толстым и пахнет от него по-новому.

— Тебя носили к Резателю! — ахнул он. — К Ветеринару!

Чумазик на это Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем ничего не ответил. Синяя Звезда оказалась права...

— Ну же, рассказывай! На что похожа дикая жизнь? — расспрашивал Чумазик. — Ты нашел то, чего хотел?

Огонек задумался. Он вспомнил все: последнюю ночь, которую провел на промокшей подстилке. Вспомнил про мышиную желчь и про то, как убирал нечистоты за Щербатой, как на тренировках старался угодить одновременно и Львиному Сердцу, и Когтю. Вспомнил, как над ним насмехались из-за того, что в жилах его течет кровь домашних котов. Потом вспомнил радость от первой добычи, вспомнил погоню за белкой, и теплые вечера под звездами и беседы с друзьями.

— Просто теперь я знаю, кто я Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем, — тихо сказал он.

Чумазик склонил голову и пристально посмотрел на Огонька. Он ничего не понял.

— Мне надо домой, — мяукнул он. — Скоро время кормежки.

— Иди осторожно, Чумазик, — сказал Огонек.

Он потянулся и от души лизнул товарища между ушами. Чумазик в ответ ткнулся в него носом.

— И смотри не зевай. Тебе могут встретиться другие коты, которые, в отличие от меня, не любят ручных кисок, то есть, я хочу сказать, домашних котов — и не будут с тобой церемониться.

При этих словах Чумазик нервно задвигал ушами. Он оглянулся по сторонам и запрыгнул на ствол поваленного дерева.

— До свидания, Рыжик! — мяукнул он. — Я расскажу Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем дома, что у тебя все в порядке.

— Пока, Чумазик, — произнес в ответ Огонек. — И приятного аппетита!

Наблюдая, как белый кончик хвоста старого приятеля исчезает за деревом, он услышал, как где-то вдали бренчит в банке сухой корм и голос Двуногого зовет Чумазика есть. Огонек повернулся, поднял хвост грубой и пошел к своему дому, по дороге нюхая воздух.

"Поймаю-ка я пару зябликов, — решил он. — Потом еще кого-нибудь на обратном пути, когда попаду в сосновый лес". После встречи с Чу-мазиком он ощутил прилив сил. Только теперь Огонек по-настоящему понял, до чего же хорошо жить в кошачьем племени.

Он посмотрел Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем вверх, на ветви деревьев, и сосредоточился на охоте. Теперь он должен поразить Синюю Звезду и Когтя, и тогда можно будет сказать, что день прошел не зря.


documentamnccll.html
documentamncjvt.html
documentamncrgb.html
documentamncyqj.html
documentamndgar.html
Документ Глава X. К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем